Effulgent
Название: Сорочка
Автор: Effulgent (то бишь я)
Бета: моя бета слишком далеко чтобы корректировать мой бред, так что увы…
Фэндом: Bleach
Жанр: честно говоря, понятия не имею, судите сами:conf3:
Рейтинг: PG 13
Пейринг: ГриммУль
Дисклеймер: от прав отказываюсь
Размещение: с разрешения автора
Предупреждение: AU ООС множество отсебятины, капелька бреда (а может и не капелька) и безумная любовь к ГриммУлю.
Тапки приветствуются, не хочу чтоб мне потом было стыдно смотреть в глаза моей бете.:kapit:

- Айзен-сама, - лениво протяну Ичимару. – вы же знаете…
- На твои шуточки у меня нет времени, - владыка Хоэко Мундо устало откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза.
- Айзен-сама, я не люблю быть занозой в заднице, мне нравиться бывать там чем – то более приятным, - в голосе бывшего капитана 3-го отряда звучит угроза. Сосуке невольно хмыкнул.
- Ох, Гин, ну кому ты это рассказываешь? Быть занозой – твое самое любимое занятие.
Ичимару попытался изобразить саму невинность, получилось довольно не правдоподобно, что новоявленный ками-сама вновь хмыкнул.
- Черт с тобой, иди, развлекайся.
Ичимару Гин благодарно поклонился и оставил владыку в одиночестве, позволяя тому снова заняться отчетами.
***

Неделю спустя этого разговора….
Гриммджоу в довольно мрачном настроении возвращался в свою комнату. Причиной скверного расположения духа являлся Ичимару, которого Джаггерджак встретил в коридоре, и вынужденное общение с сиим типом. Секста нагой распахнул дверь и замер.
На огромной кровати в кружевной сорочке в стиле 19 века возлежало на левом боку юное хрупкое создание. Нежное и беззащитное.
- Какого…- начал было шестой, но тут же замолчал. Мысль разбудить эту фарфоровую куколку показалась кощунством.
Гриммджоу прикрыл дверь и прошел в глубь комнаты. Улькиорра прижимая руки к груди и чуть согнув коленки спокойно спал и даже не подозревал, какую бурю разбудил внутри Сексты.
Бледная кожа, черные волосы, закрывающие лицо, и ступни… «Чертов Шиффер, никогда бы не подумал, что вид голых пяток Кварты приведет меня в такое возбуждение» - раздраженно подумал Джаггерджак.
Но злиться на спящего Улькиорру было невозможно. На самом же деле Шиффер вызывал два желания: разбудить и заняться страстным и бурным сексом или же защищать, защитить любой ценой его безмятежный сон.
Шестой издал звук, напоминающий свист закипевшего чайника, и осторожно убрал черную прядь с лица четвертого.
«Прямо спящая красавица, - подумал он. – а что если?...». Гриммджоу склонился к губам спящего аранкара и почти коснулся их, но в следующее мгновение оказался распластанным на кровати, а сверху него восседал Шиффер. Его изумрудные глаза блестели в темноте и не сулили ничего приятного. Тонкие руки с недюжей силой сжимали горло Сексты.
- Что. Ты. Забыл. В. Моей. Спальне. Мусор? – прошипел Улькиорра.
- Идиот ты, Шиффер. На кой ты мне сдался?! Это, вообще-то моя спальня, и мне хотелось бы знать, что ТЫ в ней забыл? – злобно прохрипел придушенный аранкар.
Кварта не ослабляя хватки, невозмутимо огляделся, чуть нахмурился, отпустил шестого, поднялся на ноги, прошелся по кровати и спрыгнул. Затем взял одеяло и, укутавшись в него, все так же невозмутимо направился к выходу.
- Эй, верни одеяло! – возмущенно крикнул Гриммджоу.
- Я не пойду в этом, по коридору, - ответил Улькиорра.
- Я же замерзну! – раздраженно сказал Джаггерджак.
Кварта хмыкнул и продолжил свое шествие.
- Эй!
- Хочешь, согрею тебя церо? – не оборачиваясь, спросил Шиффер.
Джаггерджак предпочел не отвечать и попрощался со своим имуществом.

***
На следующую ночь…
Джаггерджак не мог поверить своим глазам. Кварта, в своей нереальной сорочке, поднимался вверх по лестнице, и скорее всего, направлялся в его спальню. Нет, аранкар не знал этого наверняка, но такая мысль была ему приятна.
- Шиффер, - окликнул его Гриммджоу.
Улькиорра повернул голову на звук и начал падать. Секста перешел в режим сонидо и поймал его.
Шиффер был почти невесомым, но держать его в руках было неимоверно приятно…только слегка смущал злобный прищур зеленых глаз.
- Мусор, где ты потерял остатки своего разума?
- Что? – рассеянно переспросил Гриммджоу. Он не слышал то, что говорил ему Кварта, он видел лишь движения губ, в которые хотелось впиться страстным поцелуем.
- Какого меноса, я тебя спрашиваю, ты меня похитил из моей спальни?! И куда это ты меня тащишь?! – прошипел Улькиорра.
- Да ты сам…- договорить шестой не успел. Его ударило зеленое церо, а четвертый, слегка покачивая бедрами удалился с места происшествия.

***
Улькиорра был зол. Нет, внешне это конечно никак не проявлялась, он был все так же спокоен, но вот внутри…в нем все просто кипело от жажды придушить Сексту. Конечно данное желание возникало у Кварты довольно часто, но сегодня оно было особенно сильным. А ведь утро так хорошо начиналось…
Но едва Улькиорра вышел за порог комнаты как к нему тут же привязался Гриммджоу.
- Шиффер, а Шиффер…скажи а ты таблетки часом никакие не принимаешь?
- Нет, - ответил четвертый и попытался не обращать внимания на вертящегося рядом шестого.
- Шиффер, а как насчет алкоголя?
- Нет.
- А насчет травки?
- Нет.
- Хммм…а головой ты обо что-нибудь стукался?
- Нет.
- Странно, очень странно, - пробормотал Джаггерджак.
Улькиорре очень хотелось ударить этого придурочного но веских причин для этого не было, поэтому он сдерживался. Видимо зря. Так как Секста видимо это воспринял как поощрение и весь день крутился рядом с Квартой.
Вечером, в одном из коридоров им повстречался Ичимару-сан и дружески похлопав по плечу Джаггерджака громко прошептал:
- Гримм-тян, ты его еще пометь, пусть все знают, что он твоя собственность.
Пока Гриммджоу обдумывал предложение Гина, Улькиорра почувствовал, что эмоции держать под контролем намного легче, чем реакции организма. Правый глаз аранкара начал дергаться. «Нервный тик», - припомнил название своей реакции Шиффер, пытаясь успокоиться.
Даггерджак немного потерял цвет лица и предпочел ретироваться подальше.
«Наконец-то», - облегченно вздохнул Улькиорра. Но не тут-то было. Правда, сам Кварта этого не знал…
***
Что-то было не так. Гриммджоу это точно знал, но вот что…Чтобы проверить то что его разбудило Сексте пришлось открыть глаза. Увиденное было очень похоже на сон. Но так как Шиффер в последнее время странно ведет себя по ночам, это вполне могло быть реальностью.
Голова Улькиорры покоилась на плече у Джаггерджака на плече а рука на груди у шестого.
- Шиффер, чего тебе надо? – тихо спросил Гриммджоу.
- Теплый, - сонно ответил Кварта, теснее прижимаясь к шестому.
Джаггерджак хмыкнул. Он прикрыл глаза и нежно коснулся губами губ такого невероятно странного и непонятно за что любимого аранкара. К удивлению Сексты, на поцелуй ему ответили.
Не особо задумываясь (сработали рефлексы) Гриммджоу подмял под себя такое желанное тело. Тонкие кисти рук обвили его шею. Синеволосый аранкар от неожиданности открыл свои очи и наткнулся на пронзительный взгляд зеленых омутов, которые затянули в свои пучины сердце Гриммджоу давным-давно.
- Прости, я…- прошептал Джаггерджак, но его остановил пальчик Улькиорры, который он положил на губы Сексты.
- Не нарушай очарования ночи, ненужными и неискренними извинениями, - проговорил Кварта. – Я…я…просто разрешаю тебе меня любить, мне нравиться купаться в том тепле, что ты мне даришь, но в этом мире ничто не достается даром, ведь так? Ты должен получить от меня нечто равноценное…
Гриммджоу прикусил подушечку пальца Улькиорры.
- Шиффер, да ты никак мне в любви признался, - усмехнулся он.
- Нет, я…- румянец на этих бледных щечках смотрелся крайне непривычно, но Джаггерджаку понравилось и он вновь его увлек страстный, но невероятно нежный поцелуй.
Он внимательно изучал лицо своего возлюбленного. Улькиорра был холодным и неприступным, но как бы себя не вел Кварта, теперь Гриммджоу знал, что тот принадлежит ему одному, и никто больше не увидит как алеют эти бледные щечки, как загораются от страсти зеленые глаза, как с губ срываются сладкие стоны…и эту странную и непонятную сорочку 19 века тоже никто кроме Гриммджоу не увидит…

***
- Доволен? – раздраженно спросил Айзен.
- Ну…все не так как было в прошлом когда он приходил в твою спальню и трогательно спал рядом с кроватью, но все же этот результат тоже не плох, - ответил Ичимару. – К тому же я вновь разрешил Ульке-куну ходит на сеансы к Заэлю, чтоб он продолжил лечить его от лунатизма.
- Ты испортил моего любимого аранкара, - нахмурился владыка.
- Ничего я не испортил. Айзен-сама на меня злиться? – Гин залез на колени к Сосуке и преданно заглянул ему в глаза.
Айзен улыбнулся, чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не доставало родителя….