Effulgent
Название: Пикник для облученных.
Автор: Effulgent and Izabella
Фэндом: Bleach
Жанр: стеб и немного романтики
Рейтинг: PG 13
Персонажи: Все капитаны Готей 13 и свой персонаж Реику
Статус: Закончен
Дисклеймер: Kubo Tite
Предупреждение: полный бред, придуманный в бессонные ночи. Не судите строго.
Описания: RPS, Humor, AU. Итак, представляем себе время до вторжения Ичиго и его команды.



Собрание капитанов сегодня проходило необычным образом. Старик Яма совсем подвинулся умом и решил устроить пикник на природе. Не прийти - разумеется, нельзя, а явиться – означает два с половиной часа поедания бутербродов и разговоров ни о чём среди людей которые друг к другу не питают особой любви.
В полдень вся элита сообщества душ собралась в лесу на зелёной полянке перед озером в Сейретеи. Ну…или почти вся…

Две одинокие фигурки на поле подсолнухов:
- Проклятье! Ячиру, где это мы?!!
- Кен-тян, видишь как хорошо, что ты взял меня с собой? Если бы не я, ты бы заблудился!
- Я и так заблудился! – рявкнул Зараки Кенпачи, капитан 11 отряда.
- Нет, моя интуиция подсказывает, что мы почти пришли…

Тем временем на пикнике:
- Итак, капитаны Готэй 13, - начал Ямамото Генрюсай Шикегуни, когда все расселись на клетчатые коврики и достали бутерброды, - Приятного аппетита!!!
- Что-то странное сегодня с ним творится. Ты так не думаешь, Къёраку? – спросил Укитаке Джоиширо, капитан 13 отряда и болезненно скривился.
- Согласен, но ты и сам выглядишь неважно, опять простудился?
- Камамура сегодня всю ночь выл на луну, у меня страшная мигрень…
- Выпей саке, мне всегда помогает. Нанао-тян превосходно его подогрела…

На соседнем коврике:
- Бьяяяяяякуяяяяя….
Со стороны Бьякуи презрительное молчание.
- Няяяяяяяя….
Бьякуя молчит.
Опять:
- Бьяяяяяякуяяяяя….
В голове у Бьякуи: «Я капитан 6 отряда…Я 28-ое поколение известного благородного дома Кучики. У меня офигенный банкай…».
- Бьяяяяяякуяяяяя….
Бьякуя: «Я обладатель самой крутой причёски…»
- Няяяяяяяя….
Бьякуя: «Моя Сенбон Сакура разрежет кого хочешь на кусочки…мелкие-мелкие..даааа….»
- Бьяяяяяякуяяяяя….
Бьякуя: «У меня самый лучший бутерброд с ветчиной…»
- Бьяяяяяяяяяяяякуяяяяяяя!
- Ну, что ещё, Маюри?!!!!
- Передай кетчуп, я хочу поставить эксперимент над бутербродом с малиновым вареньем.

Соседний от соседнего коврик:
- Ума не приложу, почему нас посадили вместе, - возмущённо пробормотал Хитсугайя Тоширо, капитан 10 отряда.
- Успокойтесь, капитан. Это досадное недоразумение, - заверила его Мацумото Рангику, лейтенант 10 отряда.
- Это собрание капитанов Рангику-тян, что ты здесь делаешь? – протянул Ичимару Гин, растягивая губы в плотоядной улыбке. – Уж не явилась ли ты затем, чтобы вовремя поменять своему капитану пелёнки?
Хитсугайю перекосило от злобы:
- Гин, ты…
- Да, - перебил Ичимару, - Я люблю маленьких плохих мальчиков. Ты это хотел узнать?

Соседний от соседнего, который соседний первого, коврик:
- Камамура, вы такой загадочный мужчина, - восторженно прижала руки к груди капитан 4 отряда Унохана Ретсу.
- Гав…ээээ…в смысле…Да, я такой, - не стал спорить Камамура.
- Да, он такой, - рассеянно согласился Тоусен.
Следующий коврик:
- Сой Фон, воздух так свеж, неправда ли? – поинтересовался Айзен, жуя кусочек сыра.
- Заговоры…я чую заговоры…здесь везде мои шпионы…всех постигнет моя кара…
- Хм…

На другом конце Сообщества Душ:
- Ячиру, скажи честно, ты прикалываешься?
- Нет, Кен-тян, мы уже почти пришли…

- Господа, вам не кажется, что солнце слишком печет? – обмахиваясь шляпой Къераку, спросил покрасневший от жары Джоиширо.
- Действительно очень жарко, - кивнул лейтенант первого отряда. По идее, лейтенантов брать с собой, было не разрешено, но оставлять главнокомандующего было нельзя. Сасакибе Чюджиро объяснил это тем, что преклонный возраст требует постоянного внимания.
- Вообще-то я позвал вас на пикник, чтобы все мы познакомились с природой, полюбили нашу землю, ведь скоро мы в ней окажемся, - зычным голосом объявил Генрюсай.
Капитаны вежливо улыбнулись и проигнорировали сие замечание.
А капитан 1 отряда поплелся в сторону леса. Затем, при помощи кидо сделал не очень глубокую яму в земле и забрался в нее.
- Вот, теперь я узнаю насколько это удобно, - пробормотал себе под нос Ямомото, засыпая свои ноги землей.
- Действительно, очень комфортно, - удивленно произнес старик и благополучно заснул.

20 минут спустя:
- А где капитан? – спросил Сасакибе.
- Ну, он ушел в ту сторону, - флегматично жуя зеленый лук, ответил Укитаке.
- Его уже действительно давно нет….я не хочу дожить до того возраста, когда перестану интересоваться женщинами и начну справлять надобности по пол часа, - Къераку передернуло от подобной перспективы.
- Нам нужно его пойти поискать, - проигнорировал его лейтенант 1 отряда.
- Что ж, идемте, - покорно согласился Джоиширо.
Троица уныло поплелась в сторону леса.
- Аааа!!!!!!!! – заорал Укитаке на ухо Сасакибе и бедный мужчина выпал из реальности из-за мощной звуковой атаки.
- Что случилось? – поинтересовался Къераку, пытаясь отцепить от себя Укитаке.
- Там…там Генрюсай в землеееее лежииыыыыыт!
- И правда, - растерянно согласился Шинсу. – Лежит.
- Он мертв? – несколько неуверенно спросил Сасакибе, слегка отошедший от крика Укитаке.
- А вы его палкой потыкайте, - любезно посоветовал неизвестно откуда взявшийся Ичимару. Впрочем, Гин всегда внезапно появлялся и участвовал во всех событиях Готей 13.
- А если он живой? – опасливо покосился на «труп» Къераку.
- Тогда он тебя укусит, и ты заразишься маразмом, - дьявольски расхохотался капитан 3 отряда и удалился с поля действий.
Тыкать Генрюсая не решились, зато благополучно причислили его к списку ныне покойных. Выпив саке на импровизированной могилке (Укитаке заботливо набрал полевых цветов и положил рядом с Генрюсаем) за упокой души и, оставив наполненную до краев рюмку «покойному», они вернулись к своему коврику.
- Знаете господа, это не дело, - заявил Къераку. – Наш любимый командор отбросил тапки, а мы его как следует и не помянули…
- Да, действительно, - грустно подтвердил Сасакибе.
- Я просто обязан исправить эту ошибку, только мне нужна тара…
- А вон у речки ведерко стоит, - указал пальцем Джоуширо.
- Вот и прекрасно, - довольно потер руки Шинсу, и резво схватив бесхозное ведро, стоящее почему-то на капитанских одеждах, скрылся…

Чуть раньше. Коврик Уноханы, Камамуры и Тоусена.
- Канаме, - шепотом обратился к другу Сайджин. – Я сварился в этих доспехах, пойдем, искупаемся, иначе от меня скоро очень дурно будет пахнуть.
- Идем, - согласился Тоусен. – Прошу нас извинить Унохана-сан.
- Ну что, вы все в порядке, - смутилась капитан 4 отряда.
Разоблачившись, капитаны предусмотрительно поставили шлем Камамуры на одежду, чтоб та не разлетелась, если ветер подует…

В то же время. Коврик Хитсугайи, Ичимару и Мацумото.
- Гин, верни капитану его духовный меч, - едва сдерживая смех, попросила Рангику.
- Или малыш Тоширо заплачет? – ехидно спросил капитан 3 отряда.
- Ичимару, ты!!!.... «цензура», «цензура», «цензура», так тебя «цензура», и так «цензура», - выдал милый, обаятельный и самый младший капитан Готей 13
- Ого, а капитан оказывается, уже дорос до того, чтобы подслушивать казарменную брань, - подивился Гин. – Растешь, малыш.
- Ненавижу!!! – выкрикнул Хитсугая, и, вскочив, побежал вглубь леса.
- Ой, Рангику, гляди, пятно мокрое осталось…ты забыла памперсы или он чуток подтаял? – обеспокоено поинтересовался Ичимару. – О, глупое чадо, вернись, иначе мне придется тебя отшлепать, - крикнул Гин вдогонку Тоширо и побежал следом.
По пути Ичимару увидел троих придурков столпившихся вокруг спящего Ямомото и, сказав пару фраз, продолжил свою погоню за удравшим Хитсугайей….Но резко затормозил.
Прямо перед ним стояла Мацумото…
- Рангику, а я и не думал, что ты такая быстрая, - удивился капитан 3 отряда. Девушка повернулась к нему лицом и Гин понял, что ошибся. Глаза этой Синигами были ярко зеленого цвета, кхм, да и грудь поменьше, да и вырез не такой откровенный…
- Эм…- хотел, было начать Гин длинную речь, но девушка испуганно ойкнув, скрылась. – Да, дела…бывает же…

Спустя 6 минут. Коврик Бьякуи и Маюри.
- Кучики-сан вы слышали?
- Нет.
- Кучики-сан, это очень плохо для вас. Кажется, вы начинаете глохнуть.
- Маюри, объясните уже, наконец, что вы хотите, чтоб я услышал? – Бьякуя был раздражен, но в голосе была слышна лишь тень недовольства.
Бьякуя: «У меня дьявольский контроль…я могуществен и непоколебим, как вода в озере вечности…».
- А вот это, - ответил Куротсучи, и, подтверждая его слова, над поляной пронесся вой:
- Шлееееээээм, ворюуууугииииии, вернииииитеееееэээ, ууууууууууу……ууууу!!!!!!!!!!!
- Пустой, - ахнул Бьякуя.
- Совершенно верно, - согласился Маюри.

Коврик Мацумото. К ней присоединился Ичимару.
- Ну, Гин, где капитан? – Недовольно спросила Рангику.
- Увы, он покинул нас, - ответил тот задумчиво.
- Как это? Его сожрал пустой? – воскликнула на всю поляну, подслушивающая их Сой Фон.
- Кого?! Хитсугаю?! Несчастный ребенок. Давайте помянем беднягу, - внес свое предложение Къераку, все вынуждены были с ним согласиться. За упокой души несчастного было грех не выпить.
- Кстати, Рангику, - замялся Гин. – Я только что видел в лесу твою копию…
- Как это? – удивилась Мацумото.
- Ну…она была почти как ты…только глаза зелёные и размер не так хорош, - хихикнул капитан 3 отряда.
У Рангику сделалось жуткое лицо:
- Вот тебе и воссоединение семьи…

Коврик Уноханы и Тоусена. 10 минут спустя.
- А где же Камамура? – растерянно вопросила Ретсу.
- Не знаю. Возможно, он отправился вслед за капитаном 10 отряда…
- О, горе мне, горе, такой мужчина, такооой мужчина и покинул меня….какая я несчастная женщина.
- Ну что вы…
- Я должна воссоединиться с моим любимым. Пойду, утоплюсь, - заявила не очень трезвая докторша и действительно пошла топиться.
- Это будет правильно, один мужчина, одна женщина, так и должно быть, идите смелее и топитесь Унохана-сан, это будет справедливо, - глубокомысленно изрек Канаме. Унохана, не долго думая, стукнула его со всей злости по голове и отправилась к озеру.
- Я ушла топиться! – крикнула она веселой компании.
- Да, Унохана-сан, приятно вам поплавать, - рассеяно крикнул в ответ капитан Айзен.
Ретсу действительно нырнула, но топиться отчего-то передумала. Вместо этого в ее голове созрел коварный план, который она реализует завтра, чтоб эти сволочи начали, наконец, ее ценить!

Лес. Злой Хитсугая.
«Чертов Ичимару! Да что он о себе возомнил?! Да как он так может надо мной насмехаться?» - думал юный капитан, пиная камушек. Он уже, было совсем, собрался вернуться, но тут наткнулся на «могилку» Генрюася. «Вот старый маразматик, нашел место, где спать». Тут взгляд Тоширо зацепился за полную рюмку. «Вот возьму и напьюсь, как взрослый» - решил Хитсугая и, как и подобает мужчине, принявшему решение, это самое решение выполнил. Так и не получив никаких приятных ощущений, лишь в голове появился непонятный туман, капитан 10 отряда в конец обиделся.
Захотелось юному капитану подраться. Причем очень сильно. А тут, словно подарок судьбы на него несется пустой, с мордой собаки, завывающий:
- Шлееееээээм, ворюуууугииииии, вернииииитеееееэээ, ууууууууууу……ууууу!!!!!!!!!!!
- Ну все, пришел тебе Happy End, то есть просто End, - сказав эту крутую фразу Хитсугая потянулся к рукояти зампакто, но не обнаружил его на привычном месте. «Ичимару, мерзавец так и не вернул мне мой меч». На глаза набежали злые слезы, но Тоширо храбро моргнул и решил брать быка за рога.
Расстояние между ним и пустым стало совсем крошечным, но это не напугало капитана. Он и голыми руками справиться! Подпрыгнув высоко над землей, и нелепо дрыгнув ногами, Хитсугайя приземлился на спину к «пустому». Надо сказать, он не совсем это планировал, но так получилось тоже очень даже ничего.
- Воот, держись Сейритей! Я иду на своем новом скакуне! – кричал довольный и разрумянившийся мальчишка, иногда шпоря бока своего «скакуна».

***
- Так, капитаны готовы, - сообщил Абарай, спрыгивая с ветки, простите, со своего наблюдательного поста.
- О, Айзен-сама, сегодня, вы непременно меня поцелуете, - прошептала Ханамори Момо. Слышавший ее Кира, испуганно глянул на девушку, пришедшую в религиозный экстаз. – Я обязательно этого добьюсь, пусть мне и придется совершить непростительную вещь…
- Эээ… Хиномори-тян у нас же другой план, - неуверенно проговорил Изуру.
- Помолчи, - отрезала лейтенант 5 отряда, и Кира не решился с ней спорить. Сегодня Момо ничего не остановит…
Паранойя тайчо 2 отряда была не беспочвенна - через несколько минут капитаны были молниеносно атакованы…

Пикник:
Тоусен шатающейся походкой брёл среди ковриков, на которых пускали слюни пьяные капитаны. Даже Айзен, и тот изрядно хлебнул из тайком принесённого термоса. Удар Уноханы Ретсу не пошёл на пользу голове Канаме и вскоре, та сошлась в сокрушительном бою со стволом векового дуба и капитан 9 отряда, поверженный, упал и лишился сознания.

- Мы несём потери, Укитаке, - озабоченно сообщил Къёраку.
Пьяные Джоуширо и Сасакибе повернули головы на шум. Около ближайшего дерева лежал Канаме и не подавал признаков жизни.
- Почтим память этого слепого замечательного негра! – произнёс Шинсу и поднял рюмку саке.
- Да! Ты погиб достойно, Тоусен! Давайте! Поднимайте рюмки! Напьёмся до слоников!
Мимо алкашей стремительно пронеслась Сой Фон и её подчинённые:
- Мы это так не оставим! Наших мочат, вперёд друзья мои! Покажем им, где Зараки зимует!
- Как жестоко, даже враги не заслуживают такого…- пробормотал Укитаке.

***
- Вам не кажется, что тут пахнет мартышками? – несколько смущенно спросил Бьякуя у Маюри.
- Нет, хотя это подозрительно…
- И мне так кажется, - вздохнул Кучики. Ему казалось, что рядом его лейтенант и это ужасно нервировало. Хотя бы потому, что Абарай действует на нервы своему капитану даже на расстоянии.
- Что будем делать с пустым? Он сбежал…
- Я видел в той стороне капитана 10 отряда, думаю, он и без нас справится. Нужно же ему набирать опыт, - изрёк Бьякуя.

Одновременно:

Ренджи на карачках подполз к спине своего капитана и стал стягивать с ничего неподозревающей жертвы шарф.
Зачем неделю назад лейтенант Абарай поспорил с Кирой? По пьяни и не такое случается, но поблизости оказалась Хинамори Момо и отвертеться не удалось. Она прицепилась к Ренджи как клещ и пришлось идти, и к тому же тащить с собой эту девчонку. Гад Изуру выиграл у Абарая в карты и теперь Ренджи должен украсть шарф Бьякуи, что сделать практически невозможно. Но гад Кира и сам проигрался в пух и прах…когда играл с Момо…и теперь Изуру предстоит стянуть шляпу Кьёраку…
- Мы все вляпались в дерьмо, - прошептал Ренджи.
- Вам не кажется, что тут пахнет мартышками? – спросил Бьякуя.
«Ах ты, гад», - возмущённо подумал Абарай и одним рывком стянув шарф, ускакал в кусты.
Тем временем Хинамори подкрадывалась к Айзену Соске, сладко посапывающему на полосатом коврике. Она легко сняла очки у капитана 5 отряда и водрузив их себе на нос, смачно поцеловала Айзена в щёку.
Тот мигом проснулся с воплем:
- Кто здесь?
Хинамори Момо слегка откашлялась и медовым голоском призналась:
- Это я…Ичимару!
- Гин? Почему ты сидишь верхом на мне? – прищурился Айзен.
- Потому, что я всегда хотел это сделать, дорогой! – захохотала лейтенант 5 отряда, подражая голосу Ичимару.
- Что? – пораженно вякнул Соске. И тут же был жестоко изна…то есть зацелован.
Негодование в душе Айзена вызвало его духовную силу и та выстрелила из его тела…мимо…

***
Къераку, открыв рот, смотрел, как в Укитаке врезался огромный сгусток синей энергии и вдруг откуда-то стали вылезать маленькие зелёные человечки. Они что-то лопотали на незнакомом языке, кланялись и танцевали ламбаду. Потом стали стягивать с бедного Укитаке мантию и сапоги… Джоиширо радостно засмеялся и начал водить с пришельцами хоровод…
У Шинсу закружилась голова и чтобы хоть как-то её прояснить, капитан 8 отряда схватился за ведро саке.

***
- Ну же, Бьякуя, не грусти…он отыщется, - уговаривал Куротцучи Маюри, капитан 12 отряда.
- Нет…как я мог такое допустить? - ошарашено мямлил Кучики. Он раскачивался из стороны в сторону, как загипнотизированный и повторял:
- Тысячи лепестков...того, кто это сделал, разрежут тысячи лепестков…
- Вот, выпей, - протянул ему огромный стакан саке Куротсучи.
- Что это? – спросил Кучики и, не дослушав ответ, одним махом опустошил стакан.

***
Зараки Кенпачи наконец добрёл до озера в лесу, около которого должны были собраться капитаны.
Мимо него прошлёпала мокрая и злая Унохана, бормоча себе под нос проклятья и безумно хихикая, а следом за Ретсу промчался Хитсугайя верхом на голом завывающем Комамуре.
- Вот бл… - ошарашено сказал Зараки.
- Не ругайся Кенпачик, - высунулась из-за его спины Ячиру. – что тут стряслось?
- Нашла, кого спросить…
Зараки огляделся.
Солнце пекло как никогда и это, похоже, сказалось на отдыхающих. По всей поляне валялись объедки, скомканные коврики для пикника…очки Тоусена…духовный меч Тоусена…плащ Тоусена…сам Тоусен…
Около лежащего Тоусена, водил хоровод с маленькими зелёными человечками Укитаке. На него пялился и крестился лейтенант 1 отряда. Неподалёку капитан 8 отряда лакал саке из шлема Комамуры.
Рядом лежал Айзен Соске и закрывал руками лицо, вопя:
- Ичимару, мы же договаривались, не при всех!
Верхом на капитане 5 отряда сидела Хинамори в айзеновских очках и дьявольски хохотала.
Около озера валялась одежда Комамуры, в которой, рыдая, рылся Бьякуя:
- Этот шарф многие годы носили члены моего рода! Его стоимости хватило бы на постройку 10 домов! Дедушка меня Убьёооооот!!!!
Возле Бьякуи сновал Маюри с кетчупом и глубокомысленно хмыкал, пробуя тот на язык.
Рангику и Ичимару откровенно ржали над Сой Фон. Та со своей свитой вдалеке откапывала Генрюсая и пыталась привести его в чувство.
На ветке самого высокого дуба сидели Кира Изуру в шляпе Къёраку и Абарай Ренджи в бьякуевском шарфике…
В воздухе витал запах перегара…
- Мать твою так! Опять не успел к самому веселью…- огорчился Кенпачи.

***
Расстроенный Зараки Кенпачи уже хотел, было возвращаться обратно в отряд… как увидел, что на той стороне озера, по пояс в воде, стоит прекрасная полногрудая дева…
- Ячиру, - прохрипел капитан одиннадцатого отряда. – Кто эта женщина?
Лейтенант Кусаджиши высунулась из-за плеча своего командира и скривилась так, будто съела неспелую сливу.
- Это…
- Молчи, я сам узнаю, - перебил её Зараки. И, как завороженный, пошёл к прекрасной девушке.

***
«Ну, что за дурак?!» - думала Ячиру. – «Зачем ему понадобилась эта толстуха?! Он как с катушек слетел! Может это долгое воздержание? Ах, Кен-тян…почему ты не замечаешь, что я уже выросла настолько...чтобы открыть тебе своё сердце…излечить от ран твою душу…твоё тело…боже, Ячиру, о чём ты думаешь?! Пока твои мысли разбегаются, как тараканы, Кенпачика уводит эта дойная корова! Но…ах, как же я тебя люблю, Кен-тяяяяаааан…Ах, ты КУСОК ВЕТЧИНЫ, а ну убери от него руки!!!».
- Как вас зовут? – спросил Зараки с блаженной улыбкой, в несвойственной ему, галантной манере.
Незнакомка похлопала ресницами и…пустила слюну…
- Ячиру, - шепнул Зараки, - посмотри…
- Да, я вижу – она пускает слюни…
- Да не это, - отмахнулся капитан 11 отряда. – Она ПРЕКРАСНА!
От восклицания Кенпачи, девушка вздрогнула и мигом втянула слюну обратно.
- Какая она забавная, - растянулся в идиотской улыбке капитан.
- Если бы она сделала это с соплёй, тебе бы тоже понравилось?! – возмутилась Ячиру.
- Она ещё и так умеет?!! Здорово!
«Это безнадёжно…что же делать? О! Придумала!»
Ячиру соскочила со спины Зараки и помчалась к месту пикника капитанов…
- Жди меня здесь, Кен-тяяаан!!!

***
- Так вот, - продолжила Рангику. – Мы с двоюродной сестрой жутко похожи друг на друга, но она…как это сказать…маленько больная…ну в смысле…
- Совсем чокнутая? – подсказал Ичимару.
- Нуууу…не совсем…но некоторые функции её мозг не выполняет…она не контролирует свою силу…
- Силу? – высунулся из кустов Маюри. Он давно там сидел. Слушал и лизал кетчуп…
- Ну да, - замялась Мацумото. – Она кажется всем мужчинам идеальной девушкой…
- Мне не показалась… - задумчиво сказал Гин. У Рангику округлились глаза:
- А ты уверен?
- Да.
- Мне очень жаль, Ичимару…в таком возрасте…я слышала, в мире людей это лечат, даже таблетки есть…
- Виа-Гра, - поддакнул Маюри, заставив этим обратить на себя подозрительные взгляды собеседников.
Гин только фыркнул и уже было собрался защищать своё мужское достоинство, как к их компании подбежала запыхавшаяся Ячиру.
- Рангику…там…Реику…она и…КЕН-ТЯН!

***
- Знаешь, а так он даже очень милый…- удивлённо сказал Гин.
Рангику и Ичимару стояли чуть поодаль от сюсюкаещего Зараки и решали, прервать ли эту идиллию или всё-таки заснять на видео-камеру и распространять потом на пиратских дисках.
Ячиру тем временем висела у Кенпачи на руке и пыталась оттянуть от весело плескающейся в воде слабоумной.
- Ячиру, посмотри, при всей пышности её форм, она на удивление изящна…
- Просто есть плохие водители КАМазов, а есть хорошие, - ядовито проговорила лейтенант 11 отряда и обиженно отпустила его локоть.
Рангику наконец подошла к сестре и, схватив за руку, потащила ту в глубь леса.
- Не волнуйся, Реику, сейчас мы пойдём в больничку…
Реику радостно вывалила изо рта язык.
- Куда ты ведёшь мою любимую, - возмутился Зараки. – Любимая, подожд…что со мной такое было?
Мацумото и её сестра скрылись в лесу. Ичимару, с гаденькой ухмылочкой, тоже куда-то убежал. Остались только Зараки и Ячиру…
Подул слабый ветерок…закружились в воздухе листья сакуры…запели птицы у них над головами и…капитан 11 отряда со всей силы, с ноги получил по роже от своего лейтенанта…

***
Непростой выдался денёк у жителей Сейретеи. Капитаны Готей 13 пропали, на месте была лишь Унохана. И то, её подчинённым жутко не повезло. В них летели столы и стулья. А своему лейтенанту, Ретсу даже попала в глаз дыроколом.
Некоторые лицезрели капитана Хитсугайю несущегося по окрестностям верхом на огромной собаке, но те, кто этого не видел, не поверили им ни на грош.
Среди синигами откуда-то пошёл слушок, что Зараки женится…а там и сам Зараки заявился злой, как тысяча пустых…

На следующий день:

Перед Генрюсаем стояли в две шеренги 12 капитанов Готей 13. Многие из них очень плохо пахли, а некоторые откровенно еле стояли на ногах. Мстительная Унохана отказалась их лечить и теперь все страдали от жуткого похмелья. После вчерашних событий лоб Тоусена украшала огромная шишка, Укитаке поминутно переговаривался с кем-то зелёным, прятавшимся у него за пазухой. Бьякуя двумя руками держался за свой шарф и постоянно вздрагивал, шумно втягивая ноздрями воздух. Ноги Хитсугайи приобрели форму колеса, а Комамура охал и держался за больные бока. Маюри не расставаясь с кетчупом, умудрился заляпать им капитана Ичимару, а капитан Ичимару из-за этого наступил на капитана Кьёраку, который накануне пол ночи блевал в кустах на пару с лейтинантом 1 отряда. У Сой Фон странно дёргался глаз, у Зараки дёргались оба глаза, а у Айзена с огромными засосами на лице просто не было очков, и он щурился, чтобы хоть что-то разглядеть.
- Как вы понимаете, - прокряхтел старик Ямамото. Его спина после вчерашнего отдыха в земле согнулась под немыслимым углом и не хотела разгибаться обратно. – На пикнике мы уяснили одну очень важную вещь…
Капитаны заинтересованно навострили уши:
- Мы! – взвыл Генрюсай. – БОЛЬШЕ НИКОГДА НЕ БУДЕМ ПРОВОДИТЬ СОБРАНИЯ НА СВЕЖЕМ ВОЗДУХЕ!

Через неделю:
- А не отправиться ли нам всем дружным коллективом к морю…- задумчиво произнёс Ямамото Генрюсай Шикегуни, капитан 1 отряда Готей 13.